…подходы, которые могут быть полезны при любом духовном кризисе.Подходы к работе с околосмертным опытомво время или сразу после его переживанияМедицинскому персоналу, занятому в процессе реанимации, следует избегать бесчувственных замечаний или действий. Пациенты, которые, казалось бы, находятся в бессознательном состоянии, могут быть осведомлены о том, что происходит вокруг них, и позднее вспоминать оскорбительные действия или высказывания. Когда в ходе реанимации вы вынуждены говорить или делать что-то, что может быть неверно понято, объясняйте пациентам, что вы делаете, даже если они выглядят бессознательными; в противном случае вам, возможно, придется помогать им распутывать пугающие воспоминания после того, как они пробудятся. Во время и непосредственно после бессознательного состояния полезно прикасаться к пациенту — это может очень помочь ему сориентироваться. Разговаривая с лежащим без сознания пациентом и одновременно прикасаясь к нему, обводя руками контуры его тела, вы можете помочь ему снова сосредоточить свое внимание на теле после переживания ОСО.Разговаривая с людьми, только что побывавшими на пороге смерти, обращайте внимание на признаки, которые могут говорить о том, что они пережили ОСО. Прежде чем рискнуть поделиться с вами своим опытом, люди нередко прибегают к тонким намекам, чтобы проверить, насколько вы готовы выслушать все, что они вам скажут. Не расспрашивайте о подробностях ОСО — ждите знаков, которые указывают, что человек хочет продолжать рассказ. Пережившие ОСО могут не захотеть обсуждать подробности до тех пор, пока они не будут вам доверять. Позвольте им описывать свой опыт постепенно, как им удобно, наблюдая за их тонкими намеками, — проверками, насколько вы открыты, — которые подскажут вам, что они готовы рассказать больше.Прежде чем вступать в контакт с человеком, пережившим ОСО, вам следует изучить свое собственное отношение к подобному опыту. Выясните, есть ли у вас какие-либо предубеждения в том, что касается значения ОСО, а также по отношению к людям, пережившим такой опыт. Вам не следует навязывать свои убеждения или интерпретации — пусть вашу беседу направляют собственное объяснение и понимание индивида, пережившего ОСО. Прислушивайтесь ко всему, что может вам подсказать, как человек сам осмысливает свой опыт, и помогайте ему прояснять эту интерпретацию, используя для этого его же собственные слова. Каждому из вас придется найти свой собственный способ поощрять беседу об ОСО. Используя свой личный стиль общения, как вербального, так и невербального, вы лучше всего сумеете донести до человека, что готовы его открыто выслушать.Что бы вы ни думали о подлинном значении или причине ОСО, вы должны с уважением относиться к нему как к чрезвычайно мощной движущей силе трансформации. Если вы игнорируете огромные потенциальные возможности ОСО вызывать как положительные, так и отрицательные изменения личности, убеждений и телесной активности, значит, вы игнорируете то, что более всего заботит индивидуума, пережившего этот опыт. Вы должны относиться с уважением не только к опыту, но и к тому, кто его переживает. ОСО испытывают самые разные люди, и не следует оставлять без внимания богатую личную и духовную историю человека, рассматривая его исключительно в качестве пережившего ОСО.Возведение ОСО в ранг синдрома или постановка индивидууму клинического диагноза на основании того, что он пережил ОСО, скорее помешает пониманию и оттолкнет человека, чем поможет ему. Когда у индивида, испытавшего ОСО, судя по всему, все же есть умственное или эмоциональное расстройство, и он, и вы сами должны ясно отдавать себе отчет, что это заболевание никак не связано с самим ОСО. Попытки квалифицировать такой опыт как симптом болезни не являются ни корректными, ни полезными.Решающее значение для завоевания доверия человека, испытавшего ОСО, имеют искренность и честность. Если вам это кажется уместным, вы можете поделиться с ним своими чувствами относительно ОСО, при этом не обесценивая его собственных восприятий и интерпретаций. Вы должны убедить его, что способны подходить ко всему, что вам рассказывают, сугубо конфиденциально; он должен быть способен доверять вам в том, что вы не будете рассказывать о его ОСО другим людям без его разрешения. Люди нередко остерегаются рассказывать о чем-то столь необычном и интимном, как ОСО, до тех пор, пока они не уверены, что вы отнесетесь к этому с уважением, и у них будут разумные опасения в отношении того, как воспримут это другие люди, с которыми вы могли бы поделиться полученной информацией.Самое полезное, что вы можете сделать для человека, испытавшего ОСО, — это внимательно выслушать все, что он захочет вам сказать. Те, кто оказывается выведенным из душевного равновесия этим опытом, обычно чувствуют настоятельную потребность понять его. Они нередко больше расстраиваются, если вы предлагаете им не говорить о нем или если уговариваете их успокоиться. Позвольте человеку, пережившему ОСО, поделиться им и таким способом избавиться от пугающих ощущений. В отличие от галлюцинирующих пациентов, которые могут еще больше выходить из себя, рассказывая о своих страхах и смятении, люди, испытавшие ОСО, обычно чувствуют облегчение, если вы позволяете им стараться найти верные слова для описания пережитого.Вам следует поощрять человека, испытавшего ОСО, к выражению любых возникавших у него при этом эмоций. Большинство разновидностей ОСО включают в себя очень яркие эмоции, и у пережившего его человека эти необычайно сильные чувства могут сохраняться в течение некоторого времени. Отражайте чувства человека, но не анализируйте их. Обратная связь в форме его собственных описаний и эмоций будет помогать ему разобраться в чувствах, которые вначале могут казаться необъяснимыми, тогда как преждевременный анализ и интерпретация этих эмоций могут лишь усилить боязнь этого человека быть неправильно понятым.В больницах и других местах, где люди часто бывают на грани смерти, может быть полезно чаще сменять консультантов, чтобы предотвратить их чрезмерное утомление, так как люди, пережившие ОСО, нередко взбудоражены им и могут нуждаться в свежих слушателях, у которых есть время и терпение их выслушать.Одна из наиболее полезных вещей из того, что вы можете дать человеку, пережившему ОСО, — это точная информация. Факты относительно ОСО и его последствий, сообщаемые откровенно и непредвзято, могут в значительной мере снижать возникающую у человека, пережившего такой опыт, озабоченность в связи с его возможными результатами и вторичными эффектами. Обычно такие люди испытывают облегчение, узнав, насколько распространенное явление представляет собой ОСО. С другой стороны, вне зависимости от того, насколько универсален этот опыт, он является уникальным у каждого индивидуума, и вам следует остерегаться использовать распространенность ОСО для обесценивания переживаний любого отдельного индивидуума или того уникального воздействия, которое они оказали на его жизнь.Когда люди, столкнувшиеся с ОСО, выглядят непосредственно после этого расстроенными или огорченными, помогите им выявить, что именно в их опыте вызывает проблему. Изучайте возможные проблемы, перечисленные в первом разделе этой статьи, используя имеющееся у человека, испытавшего ОСО, понимание собственной личности и ситуации, в которой он оказался. И скоро будет выявлена конкретная проблема. Нет двух людей, переживших одинаковый ОСО, имеющих одинаковые личности и одну и ту же жизненную ситуацию, в которую им предстоит вернуться.И наконец, люди, пережившие ОСО, могут сразу же после этого нуждаться в помощи в связи с тем, что привело их на грань смерти. Сосредоточиваясь на самом ОСО и его значении, они могут испытывать значительные затруднения в организации необходимого им медицинского обслуживания и подходящей общественной обстановки. По вопросам, касающимся самого опыта, помогите им связаться с другими людьми, пережившими ОСО, или с местными специалистами, работавшими с такими людьми. Во многих городах США существуют специальные группы поддержки*, в которых люди, имевшие ОСО, их семьи и друзья регулярно обсуждают проблемы, связанные с таким опытом; адрес ближайшей группы поддержки можно узнать в Международной ассоциации околосмертных исследований (IANDS), (Box 7767, Philadelphia, PA 19101).Работа с отдаленными последствиямиоколосмертного опытаЕсли вы собираетесь продолжить работу с человеком, пережившим ОСО, после первоначальных контактов с ним, вам следует быть готовым к тому, что этот опыт ставит вопросы о жизни и ее цели, которые могут не всплыть в беседах с другими пациентами в клинике. Глубокие последствия ОСО могут воздействовать на ваш психодуховный рост в не меньшей степени, чем у человека, непосредственно его пережившего. Вам нужно решить, хотите ли вы пойти на такой риск, прежде чем начинать работать с человеком, пережившим ОСО, на постоянной основе.Коль скоро вы приняли такое решение, вам нужно выяснить, чего вы сам ожидаете от этой работы и чего ожидает от нее человек, испытавший ОСО. Убедитесь, что вы понимаете, какой именно помощи он от вас хочет и что он надеется получить от вашей совместной работы; и убедитесь, что сам этот человек понимает, что вы от него хотите и что надеетесь получить от этого взаимоотношения. Особенно остерегайтесь делать скоропалительные выводы в отношении людей, которых вы знали до их ОСО; в первую очередь это касается клиентов, которым вы, возможно, уже оказали помощь в прошлом. Не ожидайте, что работа, которую вы начинали с ними до их ОСО, будет и после него продолжаться в том же русле. Хотя скрытые проблемы человека и его личность могут оставаться теми же, ОСО способен резко изменить его цели и приоритеты в жизни и в вашей совместной работе.Возможно, вам понадобится ограничить области, которые вы будете затрагивать в вашей совместной работе. Учитывая личные качества человека, испытавшего ОСО, и его предшествующую жизненную ситуацию, выясните, какие новые проблемы появились в результате ОСО. Может оказаться, что вы не способны помогать человеку одновременно в разрешении проблем, связанных с ОСО, и других психологических или эмоциональных проблем, не имеющих к этому опыту никакого отношения; методы и цели одного вида консультирования могут вступать в противоречие с методами и целями другого. Например, помогая своему клиенту адаптироваться к общественным нормам, вы можете ослабить его давнишнюю психологическую проблему, тогда как, помогая ему адаптироваться к ценностям, которые после ОСО более не имеют для него смысла, вы можете усугубить его проблему интеграции этого опыта. Если вы решаете работать с кем-то над проблемами, связанными с ОСО, вам, возможно, придется попросить работать с проблемами, не имеющими отношения к ОСО, кого-нибудь еще.Вы и ваш клиент должны непрерывно работать в направлении взаимного доверия. Так как ОСО столь отличается от повседневной реальности, может понадобиться гораздо больше времени, чем обычно, чтобы человек, переживший его, решился доверить даже наиболее восприимчивому помощнику некоторые детали своего опыта и его последствий. Потусторонняя реальность ОСО также делает затруднительным даже для самого непредубежденного помощника доверять некоторым воспоминаниям человека, пережившего этот опыт, и некоторым из его интерпретаций.Не стоит слишком беспокоиться о соблюдении традиционных клинических ролей “врач—пациент”; жесткая приверженность к форме и внешней видимости может разрушить ваши взаимоотношения с человеком, пережившим ОСО. Поскольку многие из наших понятий и стереотипов утрачивают смысл после ОСО, вам следует больше полагаться на свои непосредственные впечатления от встречи с человеком, нежели на свою формальную подготовку и знание клинических методов. Навешивая ярлыки на проблемы человека, испытавшего ОСО, и отделяя себя от него во имя объективности, вы скорее препятствуете своему пониманию его проблем, чем помогаете ему. Особенно старайтесь проявлять гибкость в отношении частоты и продолжительности ваших встреч с человеком, которому вы помогаете. Так как ОСО сильно отличается от других переживаний и его трудно описать словами, его изучение может потребовать необычно долгих сеансов, а поскольку оно способно высвобождать ошеломляющие эмоции и мысли, появляется необходимость в частых встречах.Будьте готовы проявлять терпение при работе с людьми, пережившими ОСО. Они нередко разочаровываются в попытках описать ОСО и могут отказаться от этих попыток, если видят, что и вы отказываетесь от усилий со своей стороны. В частности, те, кто считает, что был “послан обратно” в эту жизнь против собственной воли, могут чувствовать себя отвергнутыми и не заслуживающими ОСО и могут постоянно быть начеку, ожидая, что и вы их отвергнете.Не следует считать пережившего ОСО человека пассивной жертвой этого опыта. Помогая таким людям видеть их собственную активную роль в создании или развертывании ОСО, вы будете облегчать им и себе задачу понимания и разрешения проблем, возникающих из этого опыта.Помните, что те части эго, которые, возможно, “умерли” во время ОСО, нуждаются в оплакивании. Даже если пережившие ОСО бывают счастливы избавиться от частей, которые они превзо­шли и от которых теперь свободны, им все равно нужно как-то примириться с этой утратой.Основные черты ОСО того или иного индивидуума могут подсказать вам, что является источником продолжающихся проблем. Например, если ОСО состоял по большей части из обзора жизни, или из видений возможного будущего, или из определенных сильных чувств, исследование этих конкретных особенностей вместе с пережившим ОСО индивидуумом может пролить свет на его продолжающиеся затруднения. В особенности нужно изучать те подробности ОСО, которые кажутся странными или необъяснимыми, равно как и имеющиеся у пережившего его человека мысленные или эмоциональные ассоциации с этими частями опыта. Вы можете интерпретировать образы ОСО на многих уровнях, так же как вы поступаете при интерпретации сновидений.Любые методы, которые вы используете для вызывания измененных состояний сознания, могут помочь человеку, пережившему ОСО, вспомнить его новые подробности, а также помочь ему научиться по своей воле переключаться от одного состояния сознания к другому. Любые методы, которые вы используете для интеграции правого и левого полушарий, могут, в частности, помогать пережившим ОСО находить практическое применение всему, чему их научил этот опыт. Мысленные образы, проективные техники и невербальные способы выражения, такие, как живопись, музыка и танец, могут помочь раскрывать и выражать те чувства, которые трудно передать словами.Исследуйте чувство особой задачи, или миссии, которое может возникать у людей, переживших смерть. “Незаконченное дело”, связанное с этой миссией, может быть источником постоянных проблем. Те из людей, переживших ОСО, которые решили вернуться в эту жизнь, могут испытывать непрекращающееся сожаление или смешанные чувства по поводу этого решения. С другой стороны, те которые решили не возвращаться в эту жизнь, тоже могут постоянно чувствовать вину или гнев из-за того, что их “послали назад”. Некоторые из переживших ОСО чувствуют себя во власти “высшей силы”, пославшей их обратно в мир, и это чувство может быть источником проблем.Полностью исследуйте страхи человека, пережившего ОСО, по поводу нежелательных последствий этого опыта. Независимо от того, имеют ли эти страхи реальное основание или нет, они могут вызывать продолжающиеся проблемы. Важно отличать сам ОСО от его последствий. Люди, пережившие ОСО, должны чувствовать себя вправе отвергать его нежелательные последствия или противиться им, не будучи вынужденными при этом обесценивать сам опыт. Хотя ОСО навсегда станет неотъемлемой частью жизни человека, его разнообразные последствия или побочные эффекты могут приходить и уходить естественным образом или развиваться или устраняться в результате консультирования.Изменения во взглядах и системе ценностей, происходящие после ОСО, нередко ведут к едва заметным переменам в семейных отношениях, которые могут вызывать постоянные затруднения. Встреча с человеком, пережившим ОСО, вместе с его семьей, лучше всего в домашней обстановке, может оказаться единственным способом понять, как изменилась семейная ситуация, и выяснить реакции членов семьи на этого человека. Если семейная динамика сильно изменена, может помочь семейная терапия.Избегайте прославления или идеализирования ОСО и его последствий. Новизна и уникальность ОСО может заставлять как вас, так и вашего клиента видеть этот опыт — а порой и пережившего его человека — в нереалистическом и романтическом свете. Сходным образом возникает искушение считать примечательные последствия ОСО — физические, эмоциональные и умственные — более важными, чем они есть на самом деле, просто потому, что они столь драматически отличаются от того, каким был человек до переживания ОСО. Этот человек должен научиться видеть поразительные последствия ОСО в более широком контексте всего этого опыта. Паранормальные эффекты могут особенно захватывать вас и вашего клиента своей новизной и мешать вам видеть другие важные части ОСО или другие его последствия, которые имеют большее значение для стимуляции психодуховного роста.Точно так же человек, переживший ОСО, должен научиться видеть этот опыт в более широком контексте всей своей жизни. Конечно, вы не можете игнорировать ни сам ОСО, ни его последствия, но вам не следует и позволять пережившему его человеку сосредоточиваться исключительно на этом опыте в ущерб другим частям его жизни. Переполняющая человека потребность понять смысл или “послание” ОСО может вести к завышенной оценке его содержания или последствий. Если такой человек чрезмерно отождествляется со своим ОСО, он может оказаться неспособным иметь дело с любыми проблемами, прямо не связанными с этим опытом. Хотя разговоры с другими людьми, пережившими аналогичный опыт, очень полезны для выработки нормального отношения к нему, отождествление только с теми, кто пережил ОСО, может привести к чувству отчуждения от людей, у которых не было такого опыта, к ощущению, что физический мир не является осмысленным или важным, и к пренебрежению основными проблемами жизни в этом мире.Быть может, вам нужно будет помогать тем, кто выработал “зависимость” от ОСО или его последствий, постепенно выходить из нее. Бывает полезно указать, что проблемы зачастую нельзя разрешить на том уровне, где они возникли. Люди, пережившие ОСО, нередко говорят, что проблемы физического плана, мучившие их годами, были разрешены только благодаря тому, что они узнали из этого опыта. По тому же принципу проблемы, созданные ОСО, могут быть разрешены только работой на физическом плане.Некоторым из тех, кто пережил ОСО, приходится заново учиться справляться с повседневными заботами, которые более не кажутся им существенными, но по-прежнему остаются необходимыми. Безвременной характер ОСО делает для некоторых из переживших его людей затруднительным оставаться прочно привязанными к настоящему после своего возвращения. После глубокого обзора собственной жизни такие люди могут оставаться сосредоточенными на прошлом, тогда как после впечатляющих пророческих видений они могут застревать на будущем. Вам может понадобиться самому очень прочно закрепиться в здесь-и-теперь, чтобы помочь пережившему ОСО функционировать в настоящем.С другой стороны, вы не можете ожидать, что люди, пережившие ОСО, будут относиться к жизни обычным образом после того, что с ними произошло; быть может, внешние обстоятельства их жизни должны будут измениться в соответствии с произошедшими в них внутренними переменами. Если новые взгляды, убеждения и ценности такого человека не согласуются со старыми ролями и образом жизни, ему нужно найти новые роль и жизненный стиль, которые будут соответствовать новым целям и приоритетам. Вам может понадобиться помочь человеку, пережившему ОСО, пройти через значительные изменения в его карьере и взаимоотношениях с другими людьми.Наконец, высшей пользой, которую вы можете принести человеку, пережившему ОСО, будет направить то, чему научил его этот опыт, в практическое русло. Те же самые новые взгляды, убеждения и цели, которые создают проблемы в его окружении, могут оказаться важными для изменения этого окружения в лучшую сторону. Наилучшим способом для многих переживших ОСО почувствовать себя комфортно со своим опытом и его последствиями будет использование того, чему они научились, для помощи другим людям. Ваша работа заканчивается, когда ваш клиент находит способ привнести в повседневную жизнь ту любовь, которую он или она получали в ОСО.Пол Ребилло ПУТЕШЕСТВИЕ ГЕРОЯ:РИТУАЛИЗАЦИЯ МИСТЕРИИГерой отважно пускается в путь из мира повседневности в область сверхъестественного чуда: здесь он встречается со сказочными силами и одерживает решающую победу: герой возвращается из этого таинственного приключения наделенным силой приносить блага своим соплеменникам.Джозеф Кэмпбелл. Герой с тысячью лиц
Мифология становится все более важной в нашей повседневной жизни. Она привлекает большие аудитории через популярные телевизионные программы и книги-бестселлеры, и ее влияние особенно глубоко в области современной глубинной психологии. Со времени открытий К.Г. Юнга и его последователей знание мифологии стало незаменимым инструментом как для понимания человеческой психики, так и для эффективной психотерапии. Концепция коллективного бессознательного и его универсальных организующих принципов — архетипов — создала принципиально новую основу для понимания и лечения умственных расстройств, в особенности психозов.Однако в прошлом практическая работа с мифологическими элементами была по большей части косвенной, как при анализе сновидений. Калифорнийский психолог и актер Пол Ребилло (Paul Rebillot) разработал уникальный тип ритуала, посредством которого можно получать доступ к мифологическим слоям психики и непосредственно выражать их в форме психодрамы*. Его подход может быть использован для самоисследования, для обучения профессионалов в области психического здоровья или как терапевтический метод.Мы выбрали статью Ребилло для этой антологии по нескольким причинам. Его метод использования мифологии в сочетании с музыкой и психодрамой для терапевтических целей особенно эффективен. Это прекрасный пример того, как в будущем целительские способности, ритуал, искусство и просто человеческая взаимоподдержка могли бы заменить или хотя бы дополнить зачастую лишенные воображения и сухие подавляющие методы современной психиатрии. Кроме того, мы включили в наш сборник эту статью и потому, что сам Ребилло пережил особенно драматический эмоциональный и духовный кризис, который он сегодня считает чрезвычайно целительным и преображающим. По сути дела этот эпизод был главным побудительным началом его нынешней работы. Здесь мы видим выдающийся пример того, как одаренный человек может в высшей степени творчески подойти к весьма неприятному и расстраивающему опыту и тем самым принести пользу многим другим людям.Ребилло родился в 1931 г. в Детройте (Мичиган). Он получил степень бакалавра философии в университете Детройта и магистерскую степень в области театрального искусства в Мичиганском университете. Много лет его чрезвычайно привлекало театральное искусство — режиссура, актерская игра, работа сценариста, — и его академические исследования помогали ему выявлять и формулировать теоретические и практические аспекты своего увлечения.Во время военной службы он попал на год в Японию, где он работал в армейской дальневосточной радиосети. Знакомство с эстетически утонченной культурой, обладающей древними традициями, оказало глубокое влияние на его личную жизнь и профессиональную ориентацию. Особенно сильное впечатление на него произвели японские театральные школы Кабуки и Но. После возвращения в США Ребилло включал разнообразные элементы этих восточных театральных искусств в свою собственную работу.Внезапно его жизнь совершила неожиданный поворот. Ребилло пережил глубокий экзистенциальный перелом, за которым последовало то, что бы мы назвали “духовным кризисом”. Посреди спектакля, где он играл главную роль, его вдруг одолели серьезные сомнения и вопросы относительно смысла его жизни и жизни вообще, и он почувствовал неодолимую потребность предпринять путешествие самооткрытия.Он оставил театральное искусство и ушел в уединение, где практиковал интенсивную медитацию. Кульминацией этого периода стал двухмесячный эпизод, в ходе которого он переживал глубокие неординарные состояния сознания. Он вышел из этих переживаний с совершенно новым пониманием потенциальных возможностей подлинного театра — его целительной, ритуальной, магической и духовной силы. Этот личный опыт позволил ему по-новому оценить преемственную связь европейского театра с древнегреческой трагедией, с ее очистительным воздействием.Ребилло чувствовал потребность исследовать переживания, которые столь глубоко преобразили всю его жизнь, и каким-то образом выразить их в своей работе. Эти искания привели его в Эсаленский институт в Биг Суре (Калифорния). Во время своего длительного пребывания здесь он познакомился с Фрицем Перлзом, основателем гештальттерапии, и стал одним из его ближайших и самых преданных учеников. Практика гештальта представляет собой уникальный метод экспириенциальной психотерапии, в котором интенсивное сосредоточение осознавания на эмоциональных и физических процессах, происходящих здесь и теперь, используется для психологической проработки и завершения разнообразных не доведенных до разрешения травмирующих проблем в жизни человека*.Еще одним влиятельным мыслителем и учителем, с которым Ребилло встретился в Эсалене, был покойный Джозеф Кэмпбелл, считавшийся величайшим в мире специалистом в области мифологии. Книга Кэмпбелла “Герой с тысячью лиц”, в которой описан универсальный миф о путешествии героя, стала для Ребилло чрезвычайно важным источником вдохновения. Основываясь на своем театральном опыте, необычайном музыкальном таланте, личных переживаниях неординарных состояний сознания, а также на знании гештальттерапии и на мифологических открытиях Кэмпбелла, Ребилло создал оригинальную форму терапевтического ритуала, который он назвал “Путешествием героя” и который первоначально предназначался для того, чтобы позволить профессионалам в области психического здоровья заглянуть в мир их пациентов-психотиков.Нам посчастливилось несколько раз работать с Ребилло, и на нас произвела большое впечатление глубина переживаний и самоисследования, которой достигали участники этой удивительной смеси театра, ритуала, музыки, песен, создания масок, терапии и изысканной формы развлечения. После исследования наших отношений и чувств — к самим себе, нашему дому, работе и тем, кого мы любим, — “Путешествие героя” увлекает нас в наш внутренний мир, чтобы выявить наше героическое “я” и нашего демона. Руководимые им, мы переживаем противостояние этих двух аспектов самих себя, его разрешение и интеграцию. По возвращении к повседневной реальности мы исследуем, как эта внутренняя трансформация изменила наши чувства — к нам самим, нашему дому, работе и близким.На протяжении многих лет Ребилло проводит такие занятия во всех уголках США и в Европе. Ту же форму он использует и для своих семинаров “Смерть и возрождение”, “Путешествие любовников”, “Овладение тенью” и других. В настоящее время, благодаря щедрой стипендии Лоренса Рокфеллера, он работает над книгой под названием “Путешествие героя”. Она станет учебником для тех, кто хотел бы освоить методы, необходимые для руководства другими людьми в этом удивительном внутреннем приключении.

Я создал методику “Путешествия героя” несколько лет назад, после того как сам пережил духовный кризис. Первоначально она была задумана в качестве возможности для тех, чья профессиональная деятельность связана с помощью другим людям, в упорядоченной форме пережить опыт, напоминающий шизофренический эпизод. Я надеялся, что тогда в своих контактах с людьми, переживающими аналогичные эпизоды, они смогли бы, вдобавок к профессиональной подготовке, руководствоваться своим личным опытом. Я работал с персоналом психиатрической больницы, стараясь научить их, как поддерживать контакт с людьми, пребывающими в экстраординарных пространствах, и как быть достаточно уверенными в себе, чтобы позволять своим пациентам завершать их процесс, не вмешиваясь в него из страха.Буддисты говорят, что один из основных наших страхов — это страх необычных состояний сознания. Мы боимся их в самих себе и боимся их в других. Справиться с этим фундаментальным страхом можно, пережив необычное состояние сознания в безопасной ситуации, чтобы исследовать, как входить и, самое важное, как выходить из него. Танцевальный транс, дыхательная медитация, определенные виды йоги и методы кружения дервишей — вот лишь некоторые из различных способов произвольно входить в измененные состояния сознания. Лично для меня самым интересным и привычным из них является ритуальная драма. Эта форма ценна тем, что позволяет людям ясно отдавать себе отчет в том, что они могут входить в экстраординарное пространство и выходить из него полностью осознанно.“Путешествие героя” — это шанс разыграть драму внутреннего преображения так, что она будет обладать упорядоченностью и управляемостью ритуала. Ритуал — это событие, в котором пересекаются вечность и хронологическое время. Благодаря обращению к архетипической структуре и ее отреагированию здесь и теперь, повседневную жизнь индивида озаряет свет вечного. Это создает возможность взаимообмена между двумя измерениями: открываются врата, через которые архетипический мир может входить в жизнь человека, тем самым привнося новую энергию и форму в повседневный мир. В этом взаимопроникновении двух миров и состоит суть ритуальной драмы.Когда я создавал этот процесс, первым шагом было найти какую-то схему, сюжет, который я мог использовать для построения ритуальной драмы. Такой сюжет четко обрисован в книге Джозефа Кэмпбелла “Герой с тысячью лиц”. Работая вместе с Джоном Перри, Кэмпбелл обнаружил, что многие из элементов, существующих в героической мифологии, по-видимому, встречаются также и в эпизодах шизофрении — быть может, не в тех же самых пропорциях и порядке, но сходные образы действительно возникают. Используя центральную сюжетную линию героического мифа, я задумал процесс, позволяющий провести группу людей через архетип трансформации так, чтобы они затем могли применить этот опыт в собственной жизни. Касается ли изменение дома, отношений, работы или точки зрения, все это, судя по всему, происходит по одной и той же схеме. Многие люди, пережив “Путешествие героя”, пришли к выводу, что знают форму трансформации, так что, когда в их жизни случается та или иная перемена, она больше им не угрожает. Они знают, что она будет происходить в определенной последовательности. У них есть карта.ИсторияИстория путешествия героя подчиняется основному сюжету. Герой — это тот, кто услышал зов к приключению и следует этому зову. В общем случае этот человек, мужчина или женщина, достаточно хорошо приспособлен к социокультурной среде, но испытывает тягу к необычному. В какой-то момент эта склонность усиливается, превращаясь в переживание зова. Этот зов может приходить извне в виде приглашения или предложения от другого лица или же принимать форму внутреннего голоса. В любом случае он гласит: “В жизни могло бы быть нечто большее, чем то, чем ты живешь”. Как бы он ни приходил, этот зов глубоко проникает в существо человека и остается там до тех пор, пока не поведет за собой героя или не будет убит тем, кто не последует стремлению своего собственного сердца.Зов пробуждает к жизни первый уровень сопротивления: все, что в текущей жизненной ситуации поддерживает существующее положение дел или зависит от него, как-то: работа, дом, обязанности или характер отношений с другими людьми. Все это нужно учесть и со всем нужно разобраться, прежде чем герой может начать свое путешествие.Вступив на свой путь, он встречает помощников — людей, которые оказывают ему поддержку и направляют его, или друзей, которые указывают ему на опасные места. Дух-проводник дает герою инструмент его силы, чтобы вооружить его для битв на пороге мира Тайны и для испытаний в этом мире. Королю Артур Мерлин дает меч Экскалибур; Афина дает Персею свой собственный щит; Золушка получает бальное платье и карету от своей крестной-феи.Вооруженный таким образом, герой продолжает свой путь до того места, откуда уже нет возврата и которое называется “порогом приключения”. Это место обычно выглядит как врата, зев пещеры или вход в лес — то есть проход в иной мир. Когда герой подходит к проходу, он встречает дракона, дворцовую охрану, трехглавую собаку или какого-то еще стража порога, который отказывается его впускать. Образ стража — это второй уровень сопротивлени
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz