… плиоценовой чапад-
малалийской формации - у  основания  "барранки",  или  утеса,  протянувшегося
вдоль берега моря в Мирмаре.
     Для того, чтобы определить возраст орудий, он пригласил комиссию в  сос-
таве из четырех геологов, чтобы выступить на основе их мнения. Это были  Сан-
тьяго Рос, директор бюро геологии и шахт провинции Буэнос-Айрес,  Луц  Витте,
геолог из этого бюро, Вальтер Шиллер, руководитель отдела минералогии  в  му-
зее Ла-Платы и консультант Национального бюро геологии и шахт, и Моисей  Кан-
тор, руководитель отдела геологии музея Ла-платы.
     Тщательно изучив памятник, комиссия пришла  к  единодушному  заключению,
что орудия были найдены в неповрежденных чападмалалийских  отложениях.  Таким
образом, этим орудиям 2-3 миллиона лет.
     Будучи на месте, члены комиссии были  свидетелями  извлечения  каменного
шара и кремневого ножа из этой плиоценовой формации. Таким образом, они  мог-
ли подтвердить истинность открытий. Рядом были найдены куски обгорелой  земли
и шлака. Члены комиссии сообщали также: "Работая кайлом в том же самом месте,
где были найдены шар и нож, какой-то человек в присутствии  комиссии  откопал
плоские камни такого же типа, какой используют индейцы, чтобы добыть  огонь."
Последующие открытия каменных орудий были сделаны на том же самом месте.  Все
это предполагает, что  люди,  способные  производить  орудия  и  использовать
огонь, жили в Аргентине примерно 2-3 миллионов лет назад, в позднем плиоцене.
     После того, как комиссия уехала в Буэнос-Айрес, Карлос Амегино остался в
Мирамаре, производя дальнейшие раскопки. Из верхних позднеплиоценовых  чапад-
малалийских слоев он извлек бедренную кость токсодона,  вымершего  южноамери-
канского копытного млекопитающего, похожего на покрытого шерстью коротконого-
го безрогого носорога. Амегино обнаружил в бедренной кости  токсодона  камен-
ный наконечник стрелы или кончик пики (рисунок 5.1),  что  свидетельствует  о
культурно развитых людях, которые жили в Аргентине 2-3 миллиона лет назад.
     Возможно ли, что эта кость была более современной  и  спустилась вниз из
верхних слоев? Карлос Амегино отметил, что эта бедренная кость была  соедине-
на со всеми остальными костями задней ноги токсодона. Это  указывает  на  то,
что бедренная кость была не отсоединившейся костью, которая каким-то  образом
проникла в плиоценовую чападмалалийскую формацию, но частью животного,  кото-
рое умерло до того, как начала  образовываться  формация.  Амегино  отмечает:
"Кости имеют грязно-беловатый цвет, что характерно для этого слоя, а не  чер-
новатый, как оксиды магния в энсенадской формации." Он добавляет, что некото-
рые полые части костей ноги были заполнены чападмалалийским лессом.  Конечно,
даже если бы кости попали сюда из верхней энсенадской формации, они все  рав-
но бы были аномально древними. Возраст эксенадской формации - 0,4 - 1,5  мил-
лиона лет.
     Те, кто захочет оспорить древний возраст, приписываемый бедренной  кости
токсодона, укажут, что в Южной Америке токсодон жил еще несколько  тысяч  лет
назад. Но Карлос Амегино сообщил, что найденный в Мирамаре взрослый  предста-
витель токсодона был меньше токсодонов из верхних, более современных  уровней
аргентинского стратигарфического ряда. Это указывает на то,  что  он  был  их
предшественноком, более древним видом. Карлос Амегино считал, что  его  миро-
марский токсодон был чападмалалийским видом  Toxodon  chapdmalensis,  который
впервые идентифицировал Ф.Амегино, и характеризуется он своим небольшим  раз-
мером. Более того, Карлос Амегино прямо сравнивает бедренную кость своего ча-
падмалалийского токсодона с бедренными костьми видов токсодона из более моло-
дых формаций и замечает: "Бедренная  кость  из  Мирамара  в  целом  меньше  и
тоньше". Затем Амегино сообщает еще о некоторых деталях, которые  показывают,
как та бедренная кость, которую он нашел в позднеплейстоценовой чападмалалий-
ской формации в Миромаре, отличается от бедренной кости  Toxodon  burmeisteri
из более молодых пампийских слоев.
     Потом Карлос Амегино описывает врезавшийся в кость каменный  наконечник:
"Это кусок кварцита, ретушированный с боковых граней, но только на одной  по-
верхности, чтобы достать его, хватило одного удара. Затем он был точно  также
ретуширован с двух концов, что приближало его форму к форме листа ивы, поэто-
му он напоминал двухконечники солутрийского типа -  feuille  de  saule...  По
всем этим деталям мы можем определить, что имеем дело  с  наконечниками  мус-
тьерского типа европейского палеолита." То, что  такой  наконечник  найден  в
формации, возраст которой 3 миллионами лет, вызывает серьезные  вопросы  о
теории человеческой эволюции, которую разделяют официальная  наука.  Согласно
этой теории, в таком древнем слое (3 миллиона лет) мы можем найти только  са-
мых примитивных австралопитеков, которые стоят в самом начале линии гоминидов.
     В декабре 1914 года Карлос Амегино вместе с Карлосом Брачем, Льюисом Ма-
рией Торресом и Сантьяго Росом посетили Мирмар. Они отметили и  сфотографиро-
вали точное положение места, где была найдена бедренная кость токсодона. Кар-
лос Амегино утверждал: "Когда мы прибыли на место наших последних открытий  и
продолжили раскопки, мы находили все больше и больше обработанных камней. Это
убедило нас, что мы вышли на настоящую "мастерскую" отдаленной эпохи".  Среди
множества орудий были найдены наковальни и каменные молоты.  Каменные  орудия
нашли также в энсенадийской формации, которая лежит в Мирамаре  над  чапмала-
лийской.
 
                [1]Попытки дискредитировать Карлоса Амегино.
 
     Антонио Роберо оспорил взгляды Карлоса Амегино о древности  людей,  жив-
ших в Аргентине. В своей статье, написанной в 1918 году, Ромеро делает  много
воинственных замечаний, против которых можно было бы ожидать несколько  убе-
дительных геологических аргументов в их защиту. Но вместо этого  чита-
тель найдет не больше, чем несколько уникальных  и  причудливых  взглядов  на
геологическую историю мирамарской прибрежной области. Ромеро утверждает,  что
все формации на "барранке" в Мирамаре образовались недавно. "Если на  различ-
ных уровнях в "барранке" вы находите окаменелости отдаленных  эпох,  -  писал
он, - то это не говорит о последовательности эпох, так как  вода  могла  раз-
мыть в каком-нибудь другом месте очень древние слои с окаменелостями и  пере-
местить эти более древние окаменелости в основание "барранки".
     Важно отметить, что эти самые формации в  Мирамаре  тщательно  изучались
несколько раз профессиональными гелогами и палеонтологами, и ни один не  рас-
сматривал их так, как это предложил Ромеро.  Современные  ученые  подтвердили
неправильность ромеровской интерпретации стратиграфии Мирамара. Они идентифи-
цировали формацию, лежащую в основании утеса, с чападмалалийской формацией  и
отнесли ее к позднему плейстоцену, то есть ее возраст 2-3 миллиона лет.
     Ромеро также предположил, что в "барранке" происходила основательная пе-
ресортировка и перемещение слоев, что делает возможным проникновение орудий и
костей животных из самых верхних слоев на нижние горизонты. Но  единственными
фактами, которые он мог привести в поддержку этого заключения, были два чрез-
вычайно незначительных отклонения слоев.
     Немного левее от того места, где комиссия геологов извлекла из  чападма-
лалийского уровня "барранки" каменный шар, есть место, где часть слоя  камней
немного отклоняется от горизонта. Это  отклонение   встречается  там,  где  в
"барранке" проходит большой овраг. Как можно было бы ожидать,  в  этом  месте
"барранка" наклоняется налево, но там, откуда был извлечен каменный шар,  го-
ризонтальная стратиграфия не нарушена. В другом месте в "барранке"  небольшая
часть слоя камней отклоняется от горизонта всего лишь на 16 градусов.
     На основе этих двух относительно несвязанных наблюдений Ромеро предполо-
жил, что все слои в "барранке" подверглись существенным смещениям. Это допус-
кает возможность проникновения на нижние уровни каменных  орудий  из  относи-
тельно современных индейских поселений, которые могли располагаться на утесе.
Но исходя из фотографий и наблюдений многих других геологов, в  том  числе  и
Уилиса, оказалась, что нормальная последовательность слоев в "барранке" в Ми-
рамаре, в том месте, где были сделаны открытия, не была нарушена.
     В книге "Ископаемые люди" (1957 год) Марселин Боуль пишет, что после от-
крытия бедренной кости токсодона Карлос Амегино нашел в чападмалалийской фор-
мации в Мирамаре нетронутую часть позвоночника токсодона,  в  котором  оказа-
лись два каменных наконечника. Боуль говорит: "Об этих открытиях много спори-
ли. Известные геологи подтвердили, что эти предметы были  из  верхних  слоев,
которые образовались на месте "парадеро", или древнего индейского  поселения.
Их находят до сих пор в третичном слое только после последовательности разру-
шений перемешиваний, которым подвергался этот слой." Здесь Боуль делает ссыл-
ку только на доклад Ромеро 1918 года! Боуль не упомянул о комиссии из 4-х вы-
сококвалифицированных геологов, которые пришли к заключению,  противоположно-
му заключению Ромеро. Это случилось, возможно, потому, что, по его мнению, на
них нельзя было положиться. Однако тщательно изучив  ромеровские  геологичес-
кие выводы, в частности, в свете геологических выводов Бэйли Уилиса и  совре-
менных исследователей, мы обманываем себя, когда думаем, что Ромеро необходи-
мо доверять.
     Боуль добавляет: "Археологическая дата подтверждает это заключение,  так
как в том же самом третичном пласте найдены отшлифованные и полированные кам-
ни, боласы и боладерасы, идентичные камням, которые  индейцы  используют  для
метания." Боуль сказал, что Эрик Бомэн, превосходный этнограф  задокументиро-
вал эти факты.
     Могли ли люди постоянно жить в Аргентине в третичном периоде и не  изме-
нить свою технологию? Почему бы и нет, особенно если орудия найдены in situ в
плиоценовых пластах, что подтвердила комиссия геологов?  Тот  факт,  что  эти
орудия идентичны орудиям, которые не используются более поздними  обитателями
того же самого региона, не ставит барьера для того, чтобы принять их  третич-
ный возраст. Современные племена в различных  частях  света  делают  каменные
орудия, которые нельзя отличить от орудий, сделанных 2  миллиона  лет  назад.
Более того, в 1921 году в чападмалалийской формации в Мирамаре  была  найдена
окаменелая человеческая челюсть. (см. главу 7)
     В своих утверждениях о мирамарских находках Боуль показывает  классичес-
кий образец того, как предрассудки и предвзятые концепции выдаются  за  науч-
ную объективность. В книге Боуля все факты о присутствии человека  в  третич-
ных формациях Аргентины опровергаются лишь на теоретической  основе  и  путем
игнорирования критических наблюдений, сделанных компетентными учеными,  кото-
рым случилось разделять запрещенные взгляды. Например, о  вышеупомянутым  от-
крытии человеческой челюсти в чападмалалийской формации в Мирамаре  Боуль  не
сказал ни слова. Поэтому мы должны с величайшей осторожностью  принимать  ут-
верждения из известных учебников как окончательное слово в палеонтропологии.
     Те ученые, которые не согласны со спорными  фактами,  обычно  используют
тот же подход, что и Боуль. Один упоминает открытие, которое является  исклю-
чением, другой говорит, что об этом некоторое время спорили, и  затем  третий
цитирует какого-нибудь авторитета (такого, как  Ромеро),  который  предположи-
тельно разрешил этот вопрос раз и навсегда. Но когда  человек  начинает  тща-
тельно со всем разбираться, то оказывается, что доклады, подобные ромеровско-
му, которые предположительно наносят смертельный удар, часто  не  могут  ска-
зать ничего убедительного.
     Что было правдой для доклада Ромеро, является правдой и для доклада Боу-
ля. Как мы видели, Боуль представил Бомэна как "превосходного  этнографа." Но
при изучении доклада Бомэна становится ясным, почему Боуль сделал такое  бла-
госклонное заключение. В статье, в которой Бомэн нападает на теории Флоренти-
но Амегино и открытия Карлоса Амегино в Мирамаре, он принимает на  себя  роль
покорного ученика и регулярно цитирует Боуля как авторитета. Как  можно  было
бы ожидать, Бомэн также приводит множество цитат  из  пространной  негативной
критики работ Флорентино Амегино, написанных  Хрдликой.  Однако  несмотря  на
свое отрицательное отношение, Бомэн нечаяно дал несколько лучших  среди  всех
возможных доказательств присутствия человека в Аргентине в плиоцене.
     Бомэн заподозрил мошенничество со стороны Лоренцо Пароди, музейного  со-
бирателя, который работал на Карлоса Амегино. Но у  Бомэна  не  было  доказа-
тельств. Он сам говорил: "У меня нет права в чем-либо  подозревать  его,  так
как Карлос Амегино очень высоко отзывался о нем, что убеждает меня в том, что
он один из самых честных и достойных доверия людей, которых только можно най-
ти." Но Бомэн отмечает: "Относительно вопроса о том, где можно достать  пред-
меты для того, чтобы провести мистификацию, эта проблема  легко  решается.  В
паре миль от места открытий существует "парадеро", покинутое индейское  посе-
ление, расположенное на поверхности и  относительно  современное - около  4-5
тысяч лет, - где есть много предметов, подобных тем, которые найдены в  ча-
падмалалийских слоях."
       Бомэн продолжает и описывает собственное посещение мирамарской  стоян-
ки 22 ноября 1922 года. "Пароди сообщил, что обнаружил один каменный шар, ко-
торый обнажил прибой, и который до сих пор был заключен в "барранке".  Карлос
Амегино пригласил различных людей, чтобы засвидетельствовать это, а я  поехал
туда с доктором Эстанислао С.Зебаллосом, бывшим  министром  иностранных  дел,
доктором Х. фон Ихерингом, бывшим директором музея в Сао-Пауло, хорошо извес-
тным антропологом." На мирамарской "барранке" Бомэн убедился, что геологичес-
кая информация, которую раньше приводил Карлос Амегино, в основном, была вер-
ной. Признание этого Бомэном подтверждает нашу оценку взглядов Ромеро как не-
заслуживающих особого доверия. Это также дискредитирует Боуля,  который  опи-
рался исключительно на Ромеро, когда пытался  оспорить  открытия  в  Мирамаре
бедренной кости токсодона и позвоночника, в которых были найдены каменные на-
конечники стрел.
     "Когда мы приобрели в конечный пункт нашего путешествия",  -  писал  Бо-
моэн, - "Пароди показал нам каменный предмет, заключенный в  перпендикулярную
секцию "барранки", там была небольшая  вогнутость,  очевидно  из-за  действия
волн. Видимая поверхность предмета составляла только два  сантиметра.  Пароди
начал удалять покрывавшую камень землю, поэтому его можно было сфотографиро-
вать и увидеть, что это - каменный сфероид с бороздкой по экватору,  подобный
тем, которые найдены на шарообразных камнях. Камень  был  сфотографирован  in
situ, на "барранке" в присутствии людей, а затем шарообразный камень был  из-
влечен. Он так крепко застрял  в  твердой  земле,  что  потребовалась  значи-
тельная сила и инструменты, чтобы осторожно достать его."
     Затем Бомэн говорит о положении этого сфероида (рисунок 5.2,а),  который
был найден в "барранке" примерно на три фута выше уровня  прибрежного  песка.
Бомэн писал: "В "барранке" энсенаданская формация  лежит  выше  чападмалалий-
ской. Граница между двумя уровнями, несомненно, немного перепутана...  Если бы
было так, как это могло быть, то мне кажется, что шарообразный камень, несом-
ненно, найден в чападмалалийских слоях, так как они компактны и однородны."
     Затем Бомэн говорит о другом открытии:  "Позднее  Пароди  продолжал  под
моим руководством рыть киркой "барранку" в том месте, где был найден этот ша-
рообразный камень, когда вдруг на 10 сантиметров ниже первого был найден вто-
рой... Он был больше похож на жернов, чем на болас. Это  орудие  (рисунок  5.2,б)
было найдено на глубине 10 сантиметров от поверхности утеса."  Бомэн  сказал,
что он стерся от употребления. Еще позднее Бомэн и Пароди нашли другой камен-
ный шар (рисунок 5.2,в) в 200 метрах от первых двух, на глубине  примерно  50
сантиметров в "барранке". Об этом последнем в Миромаре открытии Бомэн сказал,
что "несомненно, округлая форма шару была придана руками человека".
     В целом, условия открытия говорят о том, что мирамарские боласы относят-
ся к плиоцену. Бомэн сообщил: "Доктор Лехманн-Ницше сказал, что, по его  мне-
нию, извлеченные нами каменные шары были найдены in situ. Они  синхронны  ча-
падмалалийской террасе, и в следующий период времени их не  находят.  В  этом
отношении фон Ихеринг менее категоричен. Что же касается меня, то я могу зая-
вить, что не нашел ни одного признака, который указывал бы на  то,  что  шары
были найдены в более молодых слоях. Боласы находились в очень твердой  терра-
се, и нет никаких следов того, что покрывающие их слои были когда-либо  нару-
шены".
     Затем Бомэн артистично поднял вопрос о том, что Пароди лгал. Он  предпо-
ложил несколько возможностей того, что Пароди мог сам подложить каменные  ша-
ры. И Бомэн вбил в бедренную кость токсодона каменный наконечник, чтобы пока-
зать, как Пароди мог организовать мистификацию. Но в конце концов  сам  Бомэн
признал: "При окончательном анализе выявляется, что никаких доказательств лжи
нет. Наоборот, многие условия обнаружения говорят об их аутентичности."
     Трудно понять, почему Бомэн так скептично относился к Пароди. Можно  воз-
разить, что Пароди, делая мистификационные открытия, вряд ли хотел подвергать
себя опасности и порочить свою  многолетнюю репутацию музейного собирателя. В
любом случае, музейные специалисты настаивали, что Пароди оставлял все  пред-
меты человеческого производства на месте открытия, так что их можно было сфо-
тографировать, осмотреть, и эксперты могли извлечь их.  Эта  процедура  лучше
той, которую используют ученые, сделавшие много известных  открытий,  которые
используются для подтверждения принимаемого сейчас сценария человеческой эво-
люции. Например, большинство открытий человека прямоходящего, о которых сооб-
щил фон Кенигсвальд на Яве, были сделаны местными  собирателями,  которые,  в
отличие от Пароди, не оставляли окаменелости in situ, но посылали их в корзи-
нах фон Кенигсвальду, а он часто находился далеко от мест открытия. Более то-
го, известная Венера Виллендорфа, неолитическая статуя из Европы, была найде-
на дорожным рабочим. Очевидно, что если  использовать  чрезвычайный  скептизм
Бомэна, то можно подозревать в подлоге почти все палеонтропологические откры-
тия.
     По иронии судьбы сам Бомэн предъявил (даже для скептиков)  очень  убеди-
тельное доказательство присутствия в Аргентине 3 миллиона лет назад  людей  -
производителей орудий. Даже если кто-то, желая поспорить, признает, что  пер-
вый болас, открытый во время поездки Бомэна в Мирамар, был  помещен  в  землю
собирателем Пароди, а сам Бомэн стал инициатором этих открытий.  Важно  отме-
тить, что они были совершенно скрыты от взгляда, и Пароди даже не намекал  на
их существования.
     В целом, как оказалось впоследствии, Боуль, Ромеро  и  Бомэн  предложили
мало аргументов, чтобы дискредитировать открытия Карлоса Амегино и других ис-
следователей на стоянке Мирамар. Фактически, Бомэн предъявил прекрасное дока-
зательство существования в плиоцене производителей боласов.
 
                  [1]Другие боласы и подобные предметы.
 
     Боласы из Мирамара важны тем, что они указывают на существование в Южной
Америке в плиоцене человека с высоким уровнем развития культуры, и, возможно,
даже раньше. Сходные орудия найдены в Африке и в Европе в плиоценовых  форма-
циях.
     В 1926 году Джон Банстер, один из ассистентов Д.Рейда Мойра, нашел  один
особенно интересный предмет (рисунок 5.3). Банстер нашел его под  плиоценовой
Красной Скалой в Брамфорде, около Ипсвича (Англия).
     Мойр не исследовал этот объект с особой тщательностью. Но 3 года  спустя
предмет привлек внимание Генри Брейля. Он писал: "Когда я  был  в  Ипсвиче  с
моим другом Д.Рейдом Мойром, и мы вместе изучали рисунки предметов,  найденных
в основании Красной Скалы в Брэмфорде, Д.Рэйд Мойр показал мне необычный  яй-
цеобразный предмет, который извлекли из-за его необычной формы. Уже с  перво-
го взгляда мне показалось, что на нем есть искусственные бороздки и грани,  и
поэтому я более детально исследовал его через увеличительные стекла,  которые
используют минерологи (рисунок 5.4). Этот осмотр показал, что мое  первое
впечатление было совершенно правильным и что форму этому объекту придала  ру-
ка человека". Брейль сравнил этот предмет с "метательными  камнями  из  Новой
Каледонии". Согласно Мойру, с Брейлем согласилось еще несколько археологов.
Метательные камни и каменные шары представляют такой уровень  технологической
обработки, который всегда сопутствует современному человеку резумному.  Можно
вспомнить, что в детритовом пласте под Красной Скалой содержатся  окаменелос-
ти и осадочные породы из плейстоценовых поверхностей, возраст которых  варьи-
руется от плиоцена до эоцена. Поэтому брамфордскому метательному камню  может
быть где-то 2-55 миллионов лет.
     В 1956 году Г.Х.Р.фон Кенигсвальд описал несколько артефактов из  нижних
уровней Олдувайкого ущелья в Танзании (Африка).  Среди  них  было  "множество
камней, которые были оббиты до грубой сферической формы." Фон Кенигсвальд пи-
сал: "Считается, что это чрезвычайно примитивная форма метательных шаров. Ка-
менные шары этого типа, известные как боласы, до сих пор  используют  местные
охотники в Южной Америке. Их зашивают в кожанную сумочку  и  привязывают  2-3
шара к длинной веревке. Охотник держит один шар в руке, а другим, или  други-
ми, размахивает несколько раз вокруг головы, а затем отпускает."  Если  пред-
мет, о котором сообщил Кенигсвальд, использовался точно так же, как и  боласы
в Южной Америке, то это подразумевает, что их производители  могли  обрабаты-
вать не только камни, но также и кожу.
     Однако все это становится проблематично, если  учесть,  что  пачке  I  в
Олдувае, где найдены каменные шары, 1.7-2.0 миллиона лет. Согласно общеприня-
тым взглядам на человеческую эволюцию, в то время существовали лишь австрало-
питеки и Homo habilis. В настоящее  время  нет  никаких  определенных  свиде-
тельств, что австралопитеки использовали орудия, и  в  целом  считается,  что
Homo habilis не мог использовать такой высокий уровень  развития  технологии,
какой нужен для изготовления каменных шаров, если эти предметы  действительно
являются таковыми.
     Опять мы сталкиваемся с ситуацией, которая порождает очевидное, но  зап-
рещенное предположение: возможно, что в Олдувае в  самом  начале  плейстоцена
жили  существа со способностями современных людей.
     Те, кто считает это предположение невероятным, несомненно  ответят,  что
для подтверждения этого заключения нельзя предъявить никаких окаменелостей. В
понятиях того, что сейчас понимается под свидетельством, это конечно же  так.
Но если мы несколько расширим наши представления, то столкнемся с  реновским
скелетом современного человека, найденного в верхней пачке II того  же  Олду-
вайского ущелья. А недалеко от туда, в Канаме, Льюис Лики нашел в  раннеплей-
стоценовых осаждениях челюсть современного человека, как это заключила комис-
сия ученых. Возраст челюсти равен возрасту пачки I. Совсем недавно в  Восточ-
ной Африке, в раннеплейстоценовых контекстах были  найдены  бедренные  кости,
кости походили на человеческие. Взятые в  отдельности,  эти  бедренные  кости
сначала приписывались человеку умелому, но потом был найден относительно пол-
ный скелет человека умелого, по которому видно, что его анатомия, в том  чис-
ле и бедренная кость, была почти как у обезьян. Это открывает возможность то-
го, что бедренные кости, похожие на кости человека, которые однажды  приписа-
ли человеку умелому, могли принадлежать анатомически современным людям,  жив-
шим в Восточной Африке в раннем плейстоцене.  Если  мы  расширим  круг  наших
поисков и обратимся к другим частям света, то сможем умножить число  приме-
ров окаменелых останков современных людей, найденных в раннем  плейстоцене  и
раньше. В этом контексте каменные шары из Олдувая, вероятно, не являются  ка-
кой-то неожиданностью. Но возможно, что эти предметы  не  боласы.  Мэри  Лики
комментирует эту  возможность:  "Хотя  нет  непосредственных  свидетельств  в
пользу того, что эти сфероиды использовались как боласы, все же не было пред-
положено ни одного альтернативного объяснения многочисленности этих орудий  и
тому факту, что многим из них придавалась точная и аккуратная форма. Если они
предназначались для мистификации, при существовании малой  вероятности  того,
что их обнаружат, то вряд ли бы на их изготовление тратилось столько  времени
и труда." Мэри Лики добавляет: "Л.С.Б. Лики твердо стоял на том, что они  ис-
пользовались как боласы, и это очень пожоже на правду."
     Льюис Лики заявил, что нашел на том же уровне, что и боласы,  одно  под-
линное костяное орудие. В 1960 году он сказал: "Это оказалось  каким-то  ору-
дием для обработки кожи, что говорит о более продвинутом уровне жизни  произ-
водителей Олдувайской культуры, которого ожидало большинство из нас."
 
              [1]Относительно развитые находки в Северной Америке.
 
     Cейчас мы исследуем  относительно  развитые  аномальные  палеолитические
орудия из Северной Америки, начиная с орудий, найденных в Шегуяндахе, на  ос-
трове Манитулин в северном озере Гурон. Большинство из  этих  североамерикан-
ских находок не особенно древние, однако они важны, потому  что  позволяют
увидеть суть работы археологов и палеонтропологов. Мы  уже  видели,  как
ученое сообщество замалчивает данные, содержание которых не подходит для  до-
минирующей сейчас картины человеческой эволюции. А сейчас мы  обнажим  другой
аспект этой проблемы:  личное несчастье и горе, пережитые теми учеными, кото-
рым не посчастливилось сделать аномальные открытия.
 
 
                  [1]Шегуяндах, или вендетта в археологии.
 
     В 1953-55 годах Томас Э.Ли, антрополог из Hационального  музея  Канады,
проводил раскопки в Шегуяндахе, на острове Манитулин в озере Гурон.
     В верхних слоях, на глубине около 6 дюймов (уровень 3) были найдены раз-
нообразные наконечники (рисунок 5.5). Ли считал, что они были изготовлены  не
так давно.
     При дальнейших раскопках орудий (рисунок 5.6) были  обнаружены  в  слоях
ледникового тиля, отложении камней, оставленных отступающим  ледником.  Таким
образом, оказалось, что люди жили в этом регионе до или во  время  последнего
североамериканского оледенения - висконсина. Дальнейшие исследования  показа-
ли, что есть и второй слой тиля, в котором также есть орудия  (рисунок  5.7).
Каменные орудия были найдены и в слоях, лежащих под тилем.
     Каков их возраст? Трое или четверо исследовавших этот памятник  геологов
считали, что орудие относится к последнему межледниковому периоду.  Тогда  их
возраст - 75.000-125.000 лет. В конце концов все четыре  геолога  сошлись  на
"минимальном" возрасте в 30.000 лет. Сам же Ли продолжил придерживаться того,
что орудия относятся к межледниковью.
     Один из этих четырех геологов - Джон Сэнфорд из Уэйнского  Государствен-
ного университета впоследствии выступил в поддержку Ли. Он  привел  множество
геологических свидетельств и доводов в пользу того, что шегуяндахская  стоян-
ка относится к сангамопаскому интергласиалу или сент-пьерскому интерстадиалу,
потеплению в самом начале висконсинского оледенения. Hо другие ученые не уде-
лили серьезного внимания защищаемой Стэнфордом и Ли точке зрения.
     Ли вспоминал: "Открыватель стоянки [сам Ли] был выгнан  уволен  и  долго
оставался без работы, издание его публикаций было прекращено, несколько авто-
ритетных авторов из числа "браминов" [научной элиты] выставили его находки  в
ложном свете; тонны артефактов исчезли в запасниках Hационального музея Кана-
ды; за отказ уволить открывателя директор Hационального музея  [доктор  Джекс
Россе], который собирался напечатать монографию о стоянке, был уволен  сам  и
подвергнут остракизму; известные и могущественные  представители  официальной
науки старались завладеть всего лишь какими-то шестью образцами из  Шегуянда-
ха, которые не были тайной для кого-то, а стоянка была превращена в  туристи-
ческий курорт. Шегуяндах заставил бы "браминов" признаться в том, что они  не
всезнающи. Это заставило бы их переписать почти все учебники по данному  воп-
росу. Дело должно было быть уничтожено, и оно было уничтожено."
     Стараясь опубликовать свои сообщения, Ли испытал  величайшие  трудности.
Описывая крушение своих планов, он писал: "Нервный или  застенчивый  редактор
посылает копии подозрительной статьи одному или двум советникам, которые, как
он считает, компетентны, чтобы вынести спасительное  заключение.  Они  читают
ее, или, возможно, только бегло пробегают ее по нескольким выбранным  фразам,
к которым можно придраться или использовать  их  против  автора.  (Их  мнения
сформировались задолго до этого на основе слухов или того, что они вынесли из
накуренных… Продолжение »
					
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz